Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Цитаты (список заголовков)
00:41 

Мы спросили Заратустру: "Ты зачем залез на люстру?" Посмотрел он, чист и светел, Ничего нам не ответил.
Рыцарь не нашёлся, что сказать в ответ на подобный аргумент, а дракон с многовековой мудростью в голосе отрезюмировал:

— Всё зло — от баб...

— ...И от вина. — добавил рыцарь, вспомнив что-то своё.

— ...Но от баб — больше. — дракону тоже было, что вспомнить.

— ...А от вина — чаще. — решил не сдаваться рыцарь.

— ...А от баб — дольше! — ухмыльнулся дракон.

:laugh:

Будут у меня дети, буду им читать про рыцаря и дракона, да. Отличный способ выработать чувство иронии. И рассказать про всякие полуфилологические штуки. :)

@темы: прекрасное, раб нарратива, цитаты

00:13 

Мы спросили Заратустру: "Ты зачем залез на люстру?" Посмотрел он, чист и светел, Ничего нам не ответил.
Когда долго нет света, сова садится на трон, филины доклевывают последних светляков, лилипутам возвращается как бы естественное право бить ниже пояса, а новоявленные гуманисты восхваляют Полярную ночь как истинный день в диалектическом смысле.

Фазиль Искандер

@темы: цитаты

01:26 

Мы спросили Заратустру: "Ты зачем залез на люстру?" Посмотрел он, чист и светел, Ничего нам не ответил.
He knew I lied, but wolves are born to lie.
I sat down on the beach to watch the bay,
stared at the sky as dawn turned into day,
and daydreamed of a day when I might die.

Neil Gaiman, "Bay Wolf"

@темы: цитаты

14:31 

Мы спросили Заратустру: "Ты зачем залез на люстру?" Посмотрел он, чист и светел, Ничего нам не ответил.
Из ЖЖ Линор Горалик, гениально, по-моему :)

Про слова
Всё хочу записать, что для меня в разговорах последнего времени оказывается иногда полезным выражение «желейный занавес», - применительно к тому очень специфическому барьеру*, который сейчас выстраивается между Россией и Западом. В очень общих чертах: "железный занавес" - твердость, ригидность, неспособность менять форму/консистенцию в меняющихся обстоятельствах, низкая проницаемость даже при серьезном усилии**, монолитность и т.п.; "желейный" - вязкость, липкость, необходимость неприятного продолжительного усилия для преодоления, относительная податливость, способность иметь разную плотность в зависимости от обстоятельств, способность искажать/размачивать/пачкать.

Например, желейный занавес пропускает, безусловно, гораздо больше информации, чем пропускал железный, - но сквозь желе основной объем информации доходит искаженным до неузнаваемости - или просто не доходит, вязнет***. Или вот: в отличие от железного занавеса, желейный пропускает вполне значительное количество выезжающих и въезжающих, однако делает процесс въезда/выезда все более «липким», вязким и неприятным (от тайного или явного запрета для некоторых категорий граждан до сообщений МИДа об опасностях, ждущих россиян за границей; от затруднения въезда иностранцам и усиления паспортного контроля до, например, усложнения и замедления процедуры получения загранпаспартов для россиян, - и т. п.) Не имеет, наверное, смысла расписывать примеры использования контрапункта "железный"/"желейный" дальше, - применительно к экономике (бизнесу, импорту-экспорту и пр.), внешней политике и т.д. и т.п., - понятно, кажется, что я имею в виду. За пределами прагматических вопросов можно говорить о том, как эта метафора работает (если, конечно, вообще работает) для описания идеологических, социальных, психологических, дискурсивных, культурных и пр. аспектов ситуации, - и тут вектор описания и сравнения, я думаю, понятен. Отдельно: помнить, что и железный занавес начинался с желейного. (Нет, не могу удержаться, простите: вязкость желейного занавеса может со временем меняться в ту или иную сторону - в зависимости, например, от того, сколько и какого коллоида (денег, сил, истерики, пропаганды) в желе вбухано, - ну, или от ряда других обстоятельств; таким образом, желейный занавес может, в потенциале, приобретить любую консистенцию: от хлипкой, но липкой мерзости до вполне себе непробиваемой стенки).

Словом, «желейный занавес» — это, может быть, способ в каких-то ситуациях описывать железный занавес, обладающий (for good and for bad) теми приспособляемостью и аморфностью, которые делают его существование возможным в новых условиях, - при новых модусах бытования, технологиях и пр.

Такое соображение про слова.

@темы: раб нарратива, цитаты

22:57 

Мы спросили Заратустру: "Ты зачем залез на люстру?" Посмотрел он, чист и светел, Ничего нам не ответил.
"Pizdets is a multidimensional state of reality, possibly
bearing a heavily negative connotation..."

лекция по Русскому Мату в университете Бостона

@темы: цитаты

01:37 

Умберто Эко

Мы спросили Заратустру: "Ты зачем залез на люстру?" Посмотрел он, чист и светел, Ничего нам не ответил.
"В самом начале я хотел бы вспомнить Итало Кальвино, которого восемь лет назад тоже пригласили прочесть шесть Нортоновских лекций, но он успел подготовить только пять из них до своей кончины. Я вспоминаю его сейчас не только потому, что он был моим другом, но и потому, что он написал «Если однажды зимней ночью путник» — роман, где речь идет о роли читателя в повествовании, а мои лекции в значительной степени будут посвящены как раз этому предмету.

В том же году, когда книга Кальвино вышла в Италии, была опубликована и одна из моих книг, «Lector in fabula», которая лишь отчасти совпадает со своим англоязычным вариантом, «Роль читателя». Английское и итальянское названия этой работы отличаются потому, что если итальянское (вернее, латинское) заглавие переводить дословно, получится «Читатель в сказке» — что бессмысленно. Итальянское выражение «lupus in fabula» можно перевести как «легок на помине» — его употребляют, когда внезапно появляется человек, о котором только что шла речь. Однако вместо фигурирующего в итальянской идиоме волка (lupus) — персонажа всех фольклорных сказок — я подставляю читателя. Собственно, волка во многих случаях может и не быть вовсе — как мы скоро убедимся, на его месте часто оказывается людоед. Читатель же в повествовании есть всегда, при этом он является важнейшей составляющей не только процесса повествования, но и самого сюжета.

Сегодня всякий, кто станет сравнивать мою «Lector in fabula» с «Если однажды зимней ночью путник», наверняка решит, что моя книга стала откликом на роман Кальвино. Однако два эти произведения вышли в свет почти одновременно, и ни один из нас не знал, чем занят другой, хотя нас обоих уже давно интересовали одни и те же вопросы. Кальвино послал мне экземпляр своей книги, явно успев уже получить экземпляр моей, потому что его дарственная надпись звучит так: «A Umberto: superior stabat lector, longeque inferior Italo Calvino». Это, понятно, переиначенная цитата из басни Федра о волке и ягненке («Superior stabat lupus, longueque inferior agnus», или «Волк стоял выше по течению, а ягненок ниже»), и Кальвино имеет в виду мою «Lector in fabula». Однако выражение «longeque inferior» можно перевести и как «ниже по течению», и как «ниже уровнем», «меньше по значимости» — следовательно, оно приобретает многозначность. Если воспринимать слово «lector» de dicto, как отсылку к названию моей книги, выходит, Кальвино либо не без иронии скромничает, либо гордо отождествляет себя с положительным персонажем, ягненком, оставляя теоретику роль злого и страшного Серого Волка. Если же, с другой стороны, воспринимать слово «lector» de re, в значении «читатель», получается, что Кальвино затрагивает важнейшую теоретическую проблему поэтики и выводит на первый план фигуру читателя."


Меня так прут такие тексты.

@темы: цитаты, книжки

18:34 

Мы спросили Заратустру: "Ты зачем залез на люстру?" Посмотрел он, чист и светел, Ничего нам не ответил.
"Ур-фашизм строится на качественном (квалитативном) популизме. В условиях демократии граждане пользуются правами личности; совокупность граждан осуществляет свои политические права только при наличии количественного (квантитативного) основания: исполняются решения большинства. В глазах ур-фашизма индивидуум прав личности не имеет, а Народ предстает как качество, как монолитное единство, выражающее совокупную волю. Поскольку никакое количество человеческих существ на самом деле не может иметь совокупную волю, Вождь претендует на то, чтобы представительствовать от всех. Утратив право делегировать, рядовые граждане не действуют, они только призываются — часть за целое, pars pro toto — играть роль Народа. Народ, таким образом, бытует как феномен исключительно театральный.

За примером качественного популизма необязательно обращаться к Нюрнбергскому стадиону или римской переполненной площади перед балконом Муссолини. В нашем близком будущем перспектива качественного популизма — это телевидение или электронная сеть «Интернет», которые способны представить эмоциональную реакцию отобранной группы граждан как «суждение народа»."

Умберто Эко, "Вечный фашизм"

@темы: цитаты

22:59 

Мы спросили Заратустру: "Ты зачем залез на люстру?" Посмотрел он, чист и светел, Ничего нам не ответил.
Борис Акунин на тему "Если бы я был телемагнатом":

"Я бы взялся за канал "Культура". На свете нет ничего интереснее культуры, стало быть, и телеканал должен быть вне конкуренции. Я бы поделил дни недели по жанрам: день кино, день театра, день интернета, день музыки, день литературы, день изобразительного искусства, день праздника. А каждый день поделил бы на слоты: время классики, время авангарда, время для молодых, время для старых, время для мейнстрима. И каждый зритель знал бы, когда ему нужно смотреть "Культуру", а когда незачем. "Ой, я смотрю "Культуру" только по средам, с семи до девяти", - говорит человек, и тебе о нем всё ясно".

:rolleyes:

@темы: прекрасное, цитаты

03:21 

Мы спросили Заратустру: "Ты зачем залез на люстру?" Посмотрел он, чист и светел, Ничего нам не ответил.
"God gets to do all this stuff, why can’t I? I don’t think God is at all satisfied with just realistic fiction. She gets to do space opera and horror as well. And pornography! So why can’t we?"
Neil Gaiman on genre, from the 5x15 conversation with David Mitchell

@темы: цитаты

22:20 

Линор Горалик, "Мартин не плачет"

Мы спросили Заратустру: "Ты зачем залез на люстру?" Посмотрел он, чист и светел, Ничего нам не ответил.
"- Слушай, - раздраженно сказал Эразм, - не пудри мне мозги. Ты меня видишь, я это уже понял. Для таких случаев существуют базовые правила. Теперь ты будешь моё это… Как его… орудие. Или что там. Будешь делать, что я тебе велю. Ха!
- А иначе что? - осторожно поинтересовался Мартин. Он вообще не любил что-нибудь делать, тем более - делать то, что ему скажут другие.

Мёртвый хомячок Эразм стушевался. Похоже было, что он не готовился к такой постановке вопроса.

- Ну-у-у, - протянул он. - А иначе я буду являться тебе по ночам. Завывать, греметь цепями, размахивать лохмотьями, что там ещё положено.
- Ты меня прости, дорогой, - сказал Мартин, - а только правила действительно есть. Например, чтобы греметь цепями, ты должен был умереть в цепях. А чтобы размахивать лохмотьями - в лохмотьях. Как ты умер?
- Это бестактный вопрос, - быстро сказал Эразм. - У нас, хомячков, особые отношения со смертью. Мы идеальные жертвенные фигуры. Смерть настигает нас, принимая самые неожиданные обличья. Мы, если честно, даже чувствуем себя в некотором смысле избранным народом. Мы…
- Я жду ответа, - строго сказал Мартин.
- Я утонул в поилке, - грустно сказал Эразм.
- рехнуться, - сказал Мартин.
- Зато я сам прогрыз её крышку! - встрепенулся мёртвый хомячок. - Правда, потом я упал внутрь…"

***
"Мартин закрыл рот, медленно положил на край тарелки вилку со всей её нетронутой роскошью и пронзительно посмотрел на Марка. Это был взгляд исполнителя русских романсов после тяжёлой ночи. Очень, очень тяжёлый взгляд, способный вогнать в краску даже русского милиционера.
- Я чувствую, что в следующей фразе меня попрекнут куском тоста с… чем-то, - обиженно сказал он.
- Мартин, прекрати, - строго сказал Джереми. - Просто нам всем показалось, что ты несколько… ээээ… скучаешь. И не знаешь, чем себя занять. И киснешь.
- Киснет молоко,- гордо сказал Мартин, - Я впадаю в красивую меланхолию."

@темы: книжки, цитаты

03:53 

Мы спросили Заратустру: "Ты зачем залез на люстру?" Посмотрел он, чист и светел, Ничего нам не ответил.
***

Он сидел на краешке моей кровати. Я стоял перед ним на коленях, уткнувшись ему в ноги, и вдруг этот… ветер.
Перья потом были везде — в простынях, в обуви. Одно маленькое, такое хорошенькое, завитое, плавало в стакане с водой.
У него огромный выпуклый лоб, как у Эдгара Аллана По, и тонкие губы. Маленькие круглые глазки, одно плечо выше другого. Так что он не красавец, нет. Я его позвал на одну ночь, но теперь все время думаю об этом. О крыле, бьющем. О полете.
Да, каждый раз, как он кончает.

***

Однажды я застал его за выщипыванием. Кончик был уже голый — жалкий розовый пупырчатый бугорок в гнездышке из перьев. Я стал ласкать губами это недоразумение, но он больше сконфузился, чем обрадовался. Вообще-то я тоже. Потом я сказал: «Никогда больше так не делай. Ты мне нравишься точно таким, как есть». Сам удивился — я же только и думал о том, что вся моя жизнь во что-то превращается. Это и есть у нас с ним общее.

***

В постели он поворачивается ко мне спиной, и я сую руку ему под крыло. Чувствую, как он думает, думает, думает; потом расслабляется во сне.
Я знаю, о чем он думает, я тоже когда-то был кем-то другим. Быстро линял, когда она меня целовала, — боялся этой розовой искренней любви. Еще не согрелась кровь, еще между пальцами тянулись полупрозрачные пленки. Скованный своей непомерной тяжестью, я рванулся обратно в пруд — вялый прыжок, вулканический плюх. Quelle surprise![6] Вода едва покрыла мне макушку.
Сейчас я сам толстый и розовый, иногда натягиваю даже свитер. На яйцах растут волосы. Блин, у меня есть яйца. Но румянец до сих пор зеленоватый, и я сразу же узнал этого парня, как увидел. Перед глазами картинка: с перистого неба свешиваются красные лапы. Тянется вниз шея, в перьях жемчуг воздуха. Маска грабителя поверх выпуклых беззащитных глаз. Тот холодный мир был общим для нас. И я не держу на него зла за то, что однажды зацапал меня вместе с ряской. Даже наоборот, у меня дух захватило. Но.
Скользить по его длинному изгибу горла или лежать рядом с ним на двуспальном футоне: и то, и другое — любовь, по-моему, но я выбираю это.




Это из книги "Мать извела меня, папа сожрал меня" - известные писатели сочиняют рассказ на тему какой-нибудь сказки. Там есть Каннингем, Гейман, Петрушевская и много других классных людей. Рассказы очень разные: большинство "любопытные" - из тех, про которые не жалеешь, что прочитал, но перечитывать не станешь. Есть непонятные и те, что кажутся чересчур наивными. Впечатлили пока только два (но я прочла меньше половины книжки) - и прикольно, что оба про "Диких лебедей" - той, где сестра ткала им рубашки. Отрывки выше - как раз из одного из этих рассказов.

В таких вещах больше всего мне, пожалуй, импонирует, когда авторы изображают чувства персонажей (не только главный, но и второстепенных) и когда эти чувства оказываются сложными и современными. От остального впечатлиться сложнее - хотя Белоснежку-вампира я буду вспоминать еще долго, спасибо, Гейман. :crazylove:

@темы: цитаты, книжки

15:53 

Мы спросили Заратустру: "Ты зачем залез на люстру?" Посмотрел он, чист и светел, Ничего нам не ответил.
Медовый месяц мы провели в Сан-Франциско. Для меня он был вот каким: я и по сей день болею за спортивные команды этого города.
Джим Шепард

@темы: книжки, цитаты

03:14 

Мы спросили Заратустру: "Ты зачем залез на люстру?" Посмотрел он, чист и светел, Ничего нам не ответил.
:laugh:

- Smile.
- I don't feel like smiling!
- You are British - fake it!

"Easy virtue"

@темы: фильмы, цитаты

00:44 

Мы спросили Заратустру: "Ты зачем залез на люстру?" Посмотрел он, чист и светел, Ничего нам не ответил.
Маленькую девочку всегда удивляет, куда уходит её папа, когда приходит Дед Мороз. После боя курантов и получения подарков, она следует за Дедом Морозом, в надежде уличить своего папу в перевоплощении в Деда Мороза. Но вместо того, чтобы снять накладную бороду и фальшивый нос, Дед Мороз начинает надевать на себя человеческую кожу её отца.

(с) TilOilen

@темы: НГ, цитаты

22:08 

Мы спросили Заратустру: "Ты зачем залез на люстру?" Посмотрел он, чист и светел, Ничего нам не ответил.

@темы: цитаты

21:52 

Мы спросили Заратустру: "Ты зачем залез на люстру?" Посмотрел он, чист и светел, Ничего нам не ответил.
If you are not confused, you are not paying attention.
Tom Peters

@темы: цитаты

16:05 

Мы спросили Заратустру: "Ты зачем залез на люстру?" Посмотрел он, чист и светел, Ничего нам не ответил.
Дочитала "Трудно быть богом". Меня давно так не увлекали какие-то идеи, это просто восхитительно. И одновременно странное ощущение: когда читаешь, тебе больно как бы не совсем по-настоящему. Это очень сильно воздействует на разум и очень мало на эмоции. При этом эмоциональности немного не хватает, но не хватает "в плюс": ты не досадуешь о том, что могло бы быть эмоциональнее, а мечтаешь о том, как прочитаешь хороший фанфик или хотя бы посмотришь хороший фильм. Ну или ролевка, кстати - вообще было бы идеально.
А впечатление при этом все равно производит огромное. Это чем-то похоже на музыку Баха.

Пара цитат вот:

читать дальше


И еще одна.
читать дальше

@темы: цитаты, книжки

22:02 

Лорка

Мы спросили Заратустру: "Ты зачем залез на люстру?" Посмотрел он, чист и светел, Ничего нам не ответил.
"Твой рацион: на севере - вино и звёзды, на юге - хлеб и дождь".

@темы: прекрасное, цитаты

20:32 

Мы спросили Заратустру: "Ты зачем залез на люстру?" Посмотрел он, чист и светел, Ничего нам не ответил.
Постила несколько лет назад в старом дневнике. Хочу, чтобы здесь теперь было. Оно прекрасно.

Peeling Apples

by Katie Ferman, aged 11


Carefully, warily,
I peel the apple,
Sitting with my mom at the kitchen table.
She peels quickly: in a few swift moments
One twisted apple peel sits on the cutting board.
I try to copy her, but no –
The knife slips and
Cuts off a small chip of the red peel.
Trying again, I get lost in the smell of the ripening fruit
(Sweet, almost sickly sweet),
Filling the room with a scent like my grandma’s house.
And I start to remember the first time
The first time I had her apple pie –
I wrinkled my nose and said, “Too sweet!”
(Now it’s my favorite dessert.)
The first time I buttoned up my coat
To keep out the cold on an October day,
The first time I read a book
To my mother in broken, unsteady words,
The first time I tied my shoe
After hours of torture and trial –
And as I think of this,
I barely notice the one, perfect apple peel
Sitting on the cutting board in front of me.

@темы: прекрасное, on poetry, цитаты

16:54 

Мы спросили Заратустру: "Ты зачем залез на люстру?" Посмотрел он, чист и светел, Ничего нам не ответил.
"Так устроено наше воображение, что нам намного легче представить себе возможные опасности, чем прикинуть потенциальную пользу".

"Есть прогноз, что через 40 лет половина детей в Америке будет перед рождением проходить подробный геномный анализ и врачи с помощью методов генетического редактирования исправят все нарушения в ДНК, чтобы дети родились здоровыми, — это как минимум. Половина детей! Через 40 лет — всего через полтора поколения! Это эксперимент такого масштаба, что мы сможем быстро убедиться, что технология абсолютно безопасна".

"Знаменитый генетик Джордж Черч считает, что мы сможем обратить старение уже через пять или шесть лет".

"Уже к концу этого десятилетия полная расшифровка генома будет стоить меньше 10 долларов, а значит, ее начнут делать массово — и появится достаточно данных, чтобы наконец разобраться, какие гены за что отвечают, как они работают в комплексе, как обнаружить предрасположенность к болезням".

"Никогда за всю историю ни один человек не умер, не заболел, не получил вообще никакого прямого вреда от ГМО".

Интервью с экспертом по этике биотехнологий - meduza.io/feature/2016/07/18/izlishnyaya-predos...

@темы: цитаты, я должна поведать об этом миру!

Барсук Брайана

главная